Что значат 100 лет для страны? Для республики? А для рода? На этот вопрос нельзя найти простого ответа. История каждой семьи – это эпопея, на фоне масштабных исторических событий. Не всегда мы сами осознаем истинную значимость происходящего вокруг нас. РИА Калмыкия попросило калмыцкую семью Лузгановых рассказать о ходе времени глазами своего рода.

Автор: Наталья Шабиневич

Семья Лузгановых относится к роду кёвюд и происходит из станицы Кутейниковской. Историки относят этот род к одному из древне-ойратских. 

Для молодой девушки по имени Занда 1920 год стал исходом и возвращением. Вместе с другими калмыками, уходившими в Новороссийск, а оттуда в эмиграцию, она отправилась к побережью Черного моря. Сейчас никто не знает, что именно произошло, но она не стала покидать Россию.

Здесь Занда и встретила Степана Лузганова, своего будущего мужа. Они вместе вернулись домой. Там Степан работал в сельсовете и всегда радел за правду.

В 1937 году Степана арестовали — он стал жертвой репрессий. Занда осталась одна с двумя детьми. Когда в очередной раз она пришла навещать мужа в Городовиковской тюрьме, ей сказали, что он умер. Но похоронка пришла в 1957 году. В ней говорилось, что Степан погиб на Земле Франца-Иосифа. Там он работал на рудниках вплоть до своей смерти.

На руках у Занды осталось двое детей — Лидия и Борис. Они жили на хуторе Кердата (Амур Санан). Чтобы прокормить детей, Занда завела корову. Однажды к ним пришли трое бандитов и стали ломиться в дом, за коровой. Тогда Занда топором отбивалась от них, чтобы спасти свою жизнь и своих детей. Так одна женщина спасла род.

Началась война. В семье Лузгановых воевать было некому — Борису было 11 лет.

В депортации, в Сибири, дети обзавелись своими семьями. Дочь вышла замуж, по мужу стала Мусинова. Также женился и Борис Степанович — он взял в жены русскую девушку-сибирячку. Ее звали Мария Скоробогатова. У них в Сибири родилось трое детей. Когда калмыки стали возвращаться домой, она поехала вместе с мужем, и уже в Калмыкии родила еще четверых детей. Занда жила вместе с ними, помогала растить детей.

Из ссылки Лузгановы забрали с собой родовые и религиозные предметы, которые до сих пор бережно хранят. Несмотря на то, что Мария была русской, она все делала по калмыцким обычаям — Занда научила.

В Калмыкии Борис Степанович стал заслуженным скотоводом и гуртоправом. Он был неравнодушным человеком, талантливым хозяйственником и коммунистом. Его дети переняли от него трудолюбие и даже в самые трудные времена никто не сидел без дела. 

Как рассказывают Лузгановы, может сказалось детство в тяжелых условиях, но Бориса рано парализовало — ему было 50 лет. Старший сын Владимир взял на себя отцовские обязанности и стал правой рукой для матери. Когда она состарилась, он забрал ее жить к себе.

Марию все безмерно уважали, но побаивались. Она была строгой, но справедливой. Для своих невесток она стала настоящей мамой. Наталья, жена Вячеслава, пятого сына, вспоминая свекровь, рассказывает: «Я рано вышла замуж. Мария меня научила всему, чему не успела научить моя родная мать». На бабушку равнялись все и хотели перед ней показать свои лучшие качества.

Развал Советского Союза не прошел бесследно для семьи. Были тяжелые времена, но никто не сидел без дела. Кто-то занялся сельским хозяйством, кто-то торговлей, а кто-то строительством. Лузгановы не умеют отдыхать.

У каждого из семерых братьев и сестер родилось по двое-трое своих детей, у большинства уже есть внуки. Пройдя тяжелый путь, семья возродилась и стала по-настоящему крепким родом, в котором все стоят друг за друга горой.