Welcome to РИА Калмыкия   Click to listen highlighted text! Welcome to РИА Калмыкия Powered By GSpeech

Сегодня, 14 мая, Чингис Бериков, руководитель администрации Главы Калмыкии, представил Баатра Джангаева коллективу племзавода «Улан-Хееч». Баатр Джангаев назначен руководителем одного из крупнейших животноводческих хозяйств республики Калмыкия и России – племзавода «Улан-Хееч» – распоряжением Министерства по земельным и имущественным отношениям Республики Калмыкия. Племзавод должен стать локомотивом АПК республики. На его базе планируется наглядная демонстрация, что сельское хозяйство высокорентабельно. На встрече также присутствовал Максим Менкнасунов, руководитель направления АПК и РХК Института Внешэкономбанка.

 

«Время собирать камни»

Сельское хозяйство уже несколько лет является одним из драйверов экономики России, составляя 3,7% от ВВП. В прошлом году индекс производства продукции сельского хозяйства в сопоставимых ценах вырос на 4,0 п.п., были достигнуты практически все пороговые значения показателей Доктрины продовольственной безопасности, зафиксированы в последние годы рекордные урожаи зерновых, масличных культур, сахарной свёклы, внутренние рынки мяса птицы и свинины находятся на грани насыщения и перепроизводства.

Все больший вклад в стоимость произведенной продукции вносят сельскохозяйственные организации, их доля в структуре производства выросла на 1,7% и составила 58,2%, в то время доля хозяйств населения уменьшилась на 4,2%. И этот тренд в ближайшие годы будет только расти. Рынок будет постепенно насыщаться, конкуренция станет все более жесткой, компании в борьбе за потребителя будут принимать решения по снижаю отпускных цен, оптимизации производства, избавлению от нерентабельных активов, и если к этому добавить еще и крайне медленный рост реальных располагаемых доходов населения, то это все приведет к резкому снижению маржинальности сельскохозяйственного бизнеса. В прошлом году такую ситуацию можно было наблюдать в производстве свинины, где оптовые цены снизились на 8%, немодернизированные свинокомплексы находились на пороге нулевой рентабельности, а малые формы хозяйствования не выдерживали конкуренцию со стороны крупных агрохолдингов. В сахарной подотрасли ситуация еще острее, без значительного наращивания экспортных поставок, многим игрокам грозит банкротство. На очереди производители мяса птицы, яйца, муки и, возможно, молока. 

Такое положение дел заставляет крупные агрохолдинги инвестировать в новые для себя виды производств, например, крупнейший в России агрохолдинг по производству свинины и говядины «Мираторг» готовится запустить овцеводческий комплекс в Тульской области, на котором единовременно будет содержаться до 50 тыс. овец, объем производства составит 3,3 тыс. тонн мяса в живом весе в год. В планах у компании построить не менее 10 таких комплексов, инвестировав более 20 млрд руб. Агрохолдинг «Дамате» планирует зайти в несколько регионов, реализовав проект по производству баранины. Уже подписаны соглашения со Ставропольском краем о строительстве овцеводческого комплекса мощностью до 15 тыс. тонн в убойном весе. Оценочный объем инвестиций – 2 млрд руб. В целом, Ставропольский край планирует удвоить производство баранины к 2024 г. Если рассматривать производство мяса птицы, то участники рынка активно развивают производство индейки и утки.

Такие рыночные тенденции уже в краткосрочной перспективе могут привести в Калмыкию крупных агрохолдингов, у которых одна цель – максимизация прибыли. Они не будут думать, как встроиться в товаропроводящие цепочки сельскохозяйственной продукции Калмыкии, они создадут свои, куда при лучшем сценарии будут встраиваться калмыцкие фермеры и сельхозпредприятия на куда менее выгодных условиях чем прежде. При худшем сценарии произойдет вымывание хозяйств населения и КФХ Калмыкии путем ценового демпинга.

С 2016 г. доля сельского хозяйства в ВРП Калмыкии сокращается, в 2018 г. показатель составил 25,9%, в 2016 г. – 31,6%. Индекс производства продукции сельского хозяйства в 2019 г. снизился на 2,5 п.п. Сокращается доля калмыцкой продукции сельского хозяйства в ЮФО, так в 2019 г. она составила 2,6%, когда в 2016 г. составляла почти 3%.  

Нынешнее руководство республики ставит цели по наращиванию производства мясной и растениеводческой продукции, увеличение экспортных поставок. Тогда встает вопрос: кто это будет производить? В стране 74,5% прироста производства продукции сельского хозяйства в фактически действовавших ценах обеспечивают сельскохозяйственные организации. В Калмыкии в структуре продукции АПК доля таких предприятий в 2019 г. в сравнении с 2017 г. снизилась на 0,9% и составила лишь 12,6%. Что является самым низким показателем в ЮФО. Доля хозяйств населения и КФХ составили 50,8% и 36,6% соответственно. Но больше меня поразили следующие цифры, в 2018 г. доля сельскохозяйственных организации в производстве скота и птицы на убой (в убойном весе) составил 3,6% (в 2005 г. показатель равнялся 10,3%), другими словами, из 100 кг произведенной говядины и мяса птицы в республике только 3,6 кг приходятся на предприятия. Это говорит о том, что на протяжении десятилетий шло планомерное игнорирование региональным Минсельхозом и правительством республики проблем отраслевых предприятий, отсутствовало и продолжает отсутствовать стратегическое планирование развития отрасли, нет системы оценки рисков, что в итоге привело к закрытию и банкротству крупных предприятий, которые сейчас могли бы стать основными драйверами роста экономики республики. А те предприятия, особенно племзаводы, которые выжили в это непростое для калмыцкого народа время только благодаря героическим усилиям отдельных личностей. Такие люди часто ставили на кон свою жизнь дабы у нас с вами был фундамент для экономического развития.

Недавно, разбирая семейный архив, нашел письма, которые в далеком 2006 г. писал мой отец, Менкнасунов Пюрвя Поштаевич, директор племзавода «Улан-Хееч», правительству республики о необходимости создания крупного агрохолдинга в Калмыкии, на базе племзаводов и предприятий, которые находятся в государственной собственности. К большому сожалению письма остались без ответа. Сегодня такая инициатива не только не утратила своей актуальности, но на мой взгляд, приобрела характер выживаемости сельского хозяйства Калмыкии.

Контракты на поставки любой продукции будь то на внутренний или внешний рынок подразумевает два фундаментальных критерия: постоянство объема и постоянство качества. Цена здесь имеет вторичный характер, так как всецело зависит от вышеуказанных критериев. При текущей модели сельского хозяйства Калмыкии, а именно модели семейных фермерских хозяйств с характерным для нее фермерским частным предпринимательством, малым размером производства и привлечением к труду членов фермерской семьи, организовать промышленные поставки одинаковой по качеству сельскохозяйственной продукции круглый год невозможно, в отличии от более крупных, капиталоемких, инновационных и организованных по корпоративным принципам аграрных холдингов.

Создание такого холдинга в Калмыкии будет являться эффективной мерой по организации предпринимательской деятельности в сельском хозяйстве, поскольку это позволит сочетать гибкость и мобильность небольших формально самостоятельных организации и масштаб деятельности крупных корпораций. Такая организация позволит решить одну из вечных проблем животноводческих предприятий Калмыкии – нехватки кормов, путем создания растениеводческих дочерних компании внутри холдинга. Локализовать производство кормов и комбикормов можно в Городовиковском и Яшалтинском районах, что даст возможность создать новые рабочие места, непрерывно поставлять сырье для животноводческих предприятий, и как следствие, экономически свяжет эти районы с остальной республикой. Наличие собственной кормовой базы станет хорошим подспорьем для организации откормочных площадок холдинга, что станет решением другой вечной проблемы животноводства Калмыкии – невозможностью поставлять постоянные объемы животноводческой продукции в течение календарного года, а также организации собственного производства продукции глубокой переработки. Ядром холдинга станут племзаводы и племрепродукторы, которые будут производить животных для ремонта стада других дочерних компании, а также осуществлять селекционно-генетическое и ветеринарное сопровождение. Уже существуют успешные модели по вовлечению КФХ и хозяйств населения, которые смогут выращивать и доращивать бычков и ягнят в формате b2b-аутсорсинга на основе четких и понятных KPI, а также консультации со стороны материнской компании холдинга, которая в свою очередь будет заниматься долгосрочной корпоративной стратегией, аналитическим сопровождением всех дочерних предприятий, привлечением инвестиции и субсидий, обновлением парка сельскохозяйственной техники, поиском рынков сбыта, госзакупками и, в целом, маркетинговой стороной бизнеса. Создание такого агрохолдинга полного цикла производства (от поля до прилавка) позволит создать конкурентный продукт, исключить из товаропроводящей цепочки посредников, снизить себестоимость производства, и в конечном итоге, повысить маржинальность сельскохозяйственного бизнеса в республике.

Считаю, что контрольный пакет такой корпорации должен принадлежать республике, т.к. агрохолдинг, в том числе, будет призван стать инструментом социально-экономической политики по улучшению качества жизни сельского населения, созданию высококвалифицированных рабочих мест, повышению заработной платы работников сельского хозяйства (одна из самых низких в стране), нормализации эпизоотической и экологической обстановки (значительно осложняет вывоз продовольственных товаров). И на мой взгляд, самое главное, мы сможем связать все категории хозяйств в единую экономическую модель с высокой добавленной стоимостью. Все это – главные преимущества создания своего агрохолдинга перед внешним, который будет сокращать расходы в виде низких зарплат, трудовые ресурсы будут привлекаться из других регионов, а также очень высока вероятность небрежного отношения к земельным и водным ресурсам республики. На ум приходит индейская мудрость, которая гласит, что мы не унаследовали свою землю у наших предков, а одолжили ее у наших детей. В таком случае мы оставим в наследство детям – пустыню.

Как ни парадоксально, но у нас еще есть время, точнее его нет, но есть шанс дать импульс развитию сельского хозяйства Калмыкии, сделать его основным драйвером роста экономики, несмотря на десятилетия простоя, банкротства и разграбления совхозов, когда все хозяйственные процессы были пущены на самотек.   

Я вижу огромный потенциал в этом развитии. В прошлом году Россия импортировала 300 тыс. тонн только свежей, охлажденной и замороженной говядины на 1 млрд долл. США. Часть этого объема можно заместить, развивая мясное скотоводство в республике. Согласно прогнозам ОЭСР мировое потребление баранины вырастет на 2 млн тонн к 2028 г., часть этого объема – наш потенциальный экспорт. По моим оценкам, производство товарной аквакультуры в России вырастет с нынешних 250 тыс. тонн до 600-800 тыс. тонн в долгосрочной перспективе. В краткосрочной перспективе выгодно сеять рожь и масличные культуры ввиду высокой рентабельности производства, растущего спроса как на внутреннем, так и на внешних рынка.

Время собирать камни…

Максим МЕНКНАСУНОВ,

руководитель направления АПК и РХК Института Внешэкономбанка

          

Click to listen highlighted text! Powered By GSpeech