Сегодня, 27 декабря, в пресс-центре РИА Калмыкия министр сельского хозяйства республики Максим Менкнасунов встретился с журналистами и подвел итоги 2021 года.

«В этом году мы получили неплохой урожай: более 616 тысяч тонн зерновых и зернобобовых, 19 тысяч тонн масличных, 1700 тонн картофеля, 9 тысяч бахчевых и более 41 тысяч тонн кормовых», — рассказал министр.

Он отметил, что средняя урожайность зерновых в республике в этом году выросла на 7%. Качество зерна составило 78% — его можно отнести к продовольственным классам. Этот год для растениеводства отметился хорошим урожаем риса благодаря росту урожайности на 37% и росту посевных площадей.

«Увеличение посевных площадей потребовало увеличения подачи оросительной воды по Сарпинской оросительной системе. Минсельхоз России ежегодно доводит лимиты до 64 миллионов кубометров в год на рисовые чеки. В этом году мы подали на 50% больше доведенных лимитов. Рисовый севооборот обеспечивает 72% потребности в кормах животноводов Октябрьского района. В следующем году будем развивать это направление: из регионального бюджета будет выделена субсидия на возмещение затрат на приобретенную оросительную воду», — отметил Максим Менкнасунов.

В министерстве ожидается сохранение текущего уровня урожайности — 600 тысяч тонн и при благоприятных погодных условиях — 640 тысяч тонн зерновых. В этом году фермеры чаще использовали минеральные удобрения, на 9,5% больше прошлого года, несмотря на ежемесячный рост цен.

«Мы изменили подход к борьбе с саранчой: обследовали земли и обрабатывали их химическими препаратами. Были созданы рабочие группы, которые искали скопления вредителей. В министерство на горячую линию мог позвонить любой фермер», — рассказал министр о борьбе с вредителем.

По прогнозу Россельхозцентра, ожидается снижение площадей на 25%, где предполагается появление саранчи. По словам Максима Менкнасунова, это стало возможно благодаря совместной работе Минсельхоза Калмыкии, районов республики и Россельхозцентра. Уже с февраля 2022 года планируются выезды в муниципальные образования, где ожидается появление вредителя.

Кроме того, сельское хозяйство поддерживали при помощи госпрограммы «Сельское хозяйство» по линии нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство», а также была грантовая поддержка.

«Считаю неправильным говорить о состоянии животноводства в этом году, не вспомнив засуху, которую мы пережили в 2020 году. Забегая вперед, скажу, что ее последствия будем ощущать еще несколько лет», — подчеркнул министр сельского хозяйства Калмыкии.

Он связывает засуху с теплой и малоснежной зимой 2020 года: весна началась рано, но по ночам низкие температуры мешали полноценной вегетации пастбищных трав. По сути засуха началась уже с апреля, а в мае переросла в полноценное опасное явление. Животноводы Калмыкии уже с июня поставили поголовье на подкормку.

«Потребность республики в грубых кормах составляет 700-750 тысяч тонн грубых кормов в год. Наше собственное производство составляет 250 тысяч тонн, что я считаю невысоким показателем. В советское время, в 80-е годы, республика производила более 1.2 миллиона тонн, из которых половину оставляли грубые корма, а вторая приходилась на сочные. В 2020 году вся нагрузка легла на преходящие запасы, потому что собственное производство снизилось из-за отсутствия естественных сенокосов», — отметил Менкнасунов.

Республика получила поддержку из федерального центра в виде субсидии на приобретение кормов и зерна в размере 562 миллионов рублей. Кроме того, 50 миллионов рублей были переброшены из других направлений господдержки. За поддержкой также обратились 1167 пострадавших фермеров. 

«Эти средства позволили обеспечить более-менее нормальный выход из зимовки. По прогнозу экспертов, поголовье должно было сократиться в половину. В конце зимовки 2020 года мы зафиксировали снижение маточного поголовья на 10%. 

Понимая, что всех спасти не удастся, мы сделали упор на маточное поголовье и ввели механизм, который не применялся с советского времени: субсидия выдавалась за голову их поголовья. Также мы ввели двойной коэффициент при получении субсидии для племенных хозяйств для сохранения племенного ядра животноводства», — отметил министр.

Сложные условия 2020 года привели к недополучению почти половины ягнят и телят, потому что самки были в слабом физическом состоянии из-за неполноценного питания. Это повлияло и на стригальную кампанию: в этом году удалось собрать шерсти на 20% меньше чем в прошлом. В пострадавших районах, где сосредоточено поголовье тонкорунных овец, наблюдалась голодная тонина шерсти.

Сейчас республика обеспечена кормами на 98%. Поголовье состоит из 292 тысяч голов крупнорогатого скота, 1.6 миллиона голов мелкого рогатого скота, 9 тысяч лошадей и 696 верблюдов.

В 2022 году увеличат поддержку племенного животноводства с 117 млн рублей до 173 млн. «В этом виде субсидии предусмотрена и покупка племенного вида молодняка. Мы будем помогать нашим племхозяйствам восстановить поголовье до того уровня, который был до засухи. Это позволит им ускорить темпы восстановления своего поголовья. Думаю, что наши племенные хозяйства встретят эту новость с радостью», — поделился Максим Менкнасунов.

Для развития племенного дела сделаны первые шаги: на базе КалмГУ появился центр искусственного осеменения. Центр оснащен современным оборудованием и уже сформирован штат сотрудников. На момент пресс-конференции в центре были осеменены более 1000 голов МРС. В следующем году начнется работа по осеменению КРС.

«Одна из главных проблем республики — отсутствие собственной кормовой базы. Необходимо вводить как минимум 2-3 тысячи гектар регулярного орошения. В этом году мы приобрели и установили 12 тысяч дождевальных машин, но этого недостаточно. В следующем году мы постараемся использовать не только инструменты господдержки по линии Минсельхоза России, но и искать другие источники финансирования. Уже в этом году мы проработали четыре инвестпроекта по развитию наших предприятий», — рассказал министр.

В следующем году планируется покупка и установка дождевальных машин для создания собственной кормовой базы, а также строительство откормочных площадок — это позволит создать добавленную стоимость на территории Калмыкии. 

«У нас при пастбищной модели животноводства, которая предполагает ярко выраженную сезонность, практически весь молодняк мы реализуем осенью. Ежегодно мы недополучаем существенный доход. Поэтому наша цель, министерства и Правительства Калмыкии, работать над тем, чтобы интенсификация животноводства вышла на новый уровень. Для этого нужно вводить резервы неиспользуемой пашни», — подчеркнул Менкнасунов.