В сентябре Калмыкию посетил главный редактор издания National Geographic Traveler Иван Васин. Это не единственная связь Калмыкии с изданием: в начале 20-го века снимки нашего земляка Овше Норзунова спасли журнал от разорения. РИА Калмыкия узнало, чем Калмыкия смогла удивить бывалого путешественника. 

Авторы: Ангира Болдырева, Наталья Лузганова

                                         Иван Васин

Как вам Калмыкия?

Мне прекрасно! Давно хотел сюда попасть, но я приехал на два дня — это не так много, как хотелось бы. На мой взгляд Калмыкию отличает буддийская составляющая, ведь это единственный регион в Европе, где исповедуют эту религию. Я читал про это, как все это возникло, почему именно так, а не иначе. И то, что я хотел — увидел: мы побывали на службе. Специально отвели на это больше часа, чтобы посидеть и послушать песнопения. Мне очень понравилось.

Фото: Иван Васин

На что, по вашему мнению, похожа Калмыкия?

Для меня Калмыкия похожа на Монголию: степи, полупустыни, барханы, храмы. 

Фото: Иван Васин

В 1905 году снимки Лхасы, которые сделал калмык Овше Норзунов, спасли от банкротства журнал National Geographic. Чувствуете ли вы какую-то связь с республикой на этом фоне?

Это очень известная история, в том числе и среди коллег, но я не знал, что здесь о ней так много знают. Мне об этой истории рассказал главный редактор National Geographic. Я уверен, что ему будет приятно узнать, насколько в Калмыкии популярна эта тема.

Эта информация — показатель того, насколько Калмыкия и сам Овше Норзунов повлияли на становление издания, можно сказать и на мою жизнь, и это очень круто. Я рад, что так произошло.

Что скажете про национальную кухню?

Мне она понравилась. Я знаю, что большинство моих знакомых не смогли бы пить калмыцкий чай: соленый чай для них — это что-то выходящее из ряда вон. Из моих знакомых только один человек бывал здесь, и он сказал: «Нет, это вообще не про меня». Но мне нравится, пью только его. 

Недавно покупал дербетовскую минеральную воду, потому что мне хочется попробовать все местное. И все калмыцкое, что я пробовал — классное. 

Единственное сожаление связано с кюром. Мы были в Адыке и стали свидетелями традиционного приготовления кюра: на кизяке, в земляной яме, все как надо, максимально приближено к аутентичному рецепту. Но нам нужно было уехать, поэтому попробовать его я не успел. Мы заказали его в Элисте, тоже интересно, но думаю — там бы вообще пальчики оближешь.

Что вам больше всего запомнилось в нашей кухне?

Позавчера пробовал суп с потрохами — дотур, десерт яблочный, борцоки, пельмени  местные. Собственно, теперь кюр, чай и что-то типа бешбармака. Все понравилось, я бы им и питался. Но самое запоминающееся — кюр. Процесс готовки, его традиционность, то как долго готовится — это прекрасно. Настоящая кочевая кухня. 

Какой регион произвел на все яркое впечатление?

В каждом регионе есть что-то свое — банально, но это действительно так. Калмыкия, например, произвела яркие впечатления, я буду рассказывать друзьям про это. 

Если из недавнего — я ходил в горный поход по Ингушетии. Там есть средневековые башни, они очень красивые. Насколько знаю, они одни из чудес России, при этом какие-то восстановленные, какие-то нет. Их можно посещать совершенно бесплатно — куда угодно прийти и посмотреть. Мы с друзьями ходили с палатками неделю. Меня это очень впечатлило. Это очень красивые ландшафты: Это Кавказ, это башни, которых там сотни, это прекрасные люди, это своя, особая кухня. Она, конечно, не такая выразительная и разработанная, как в Калмыкии, но тоже интересная. Везде хорошо.

Фото: Иван Васин

Здесь, в Калмыкии, вы ночевали в юрте. А звездное небо видели?

Видели, но мы ночевали не очень далеко от дороги, там были фонари. Поэтому не могу сказать, что видел купол из звезд. Было бы здорово уехать подальше в пустыню, разбить там юрту, чтобы не было никаких населенных пунктов поблизости. Но звезд все равно было очень много.

В какой стране самое красивое звездное небо?

В начале нулевых я ходил с верблюжьим караваном. Мы шли далеко, в те места, где нет электричества даже в поселках: он в нескольких метрах, а никакого света нигде нет. Это было в конце осени, было уже прохладно. Есть такое выражение — «купол звезд», и этот купол я впервые увидел там. Больше я его не встречал. Ты видишь перед собой звезды, то есть даже не нужно поднимать голову, они начинаются прямо перед тобой, горизонтально. Нет никакой засветки и, главное — никакой влажности, поэтому все главные телескопы расположены в пустынях.

Как путешествия привели вас к журналистике?

Сначала начал путешествовать, а потом пришел в журналистику. Мне было интересно рассказывать о путешествиях: это было в конце 90-х, тогда не был  так распространен массовый туризм. 

Я работал в этой сфере и достаточно много поездил по Юго-Восточной Азии, преимущественно по буддийским странам: Мьянма, Таиланд, Лаос, Вьетнам, Камбоджа. И там все это запало мне в душу.

Я начал писать для себя, я не был журналистом. Смотрел, как это делается.

Есть представление о вашей профессии, что в путешествиях есть доля опасности. У вас были такие ситуации?

Я много где был, часто и подолгу. Но серьезных проблем не было. Часто представления являются преувеличениями, потому что люди боятся покидать привычные пенаты, дом свой.

Самая большая проблема — это заболевания. Когда я путешествовал по Западной Африке, я болел малярией. Наверно, это можно назвать опасностью, но я воспринял как данность — лечишь ее и едешь дальше. 

Брали ли вы паузу в путешествиях?

Был перерыв во время пандемии, месяца 3-4, а потом мы поехали по России. Мы сейчас много по ней путешествуем, раньше больше за границей.

Может ли работать у вас человек, который ни разу не путешествовал?

Можно, главное — чтобы он хотел писать. Тут скорее он может быть нашим автором, потому что у нас мало штатных позиций, но при этом достаточно много фрилансеров, которые с нами работают. Мы всегда открыты.

Как сейчас работают издания про путешествия, когда почти каждый инстаграм — трэвел-блог в миниатюре?

Блогов много, а мы одни. National Geographic — это не блог. Это бренд, который известен во всем мире, и я рад, что он так известен в Калмыкии. Он открывает двери — для этого у нас есть свой доступ. 

Мы не отрицаем блогинг: у нас есть свои подкасты, сайт, социальные сети и два журнала для тех, кто предпочитает печатную продукцию. Мы не сидим ровно на пятой точке, сейчас все меняется и люди получают информацию в основном через телефон. Если печатная продукция не будет востребована, то кому это нужно? Наша аудитория печатной продукции не пересекается с аудиторией сайта или инстаграма. Мы стараемся палить из пушек по всем фронтам.

Наш контент соответствует запросам аудитории: это и картинки, которые можно лайкнуть, это и лонгриды, репортажи и исследования.

Мы не стараемся конкурировать с блогерами, потому что это бессмысленно. Мы стараемся дополнять, к тому же мы сотрудничаем с некоторыми блогерами-миллионниками и участвуем в совместных проектах. Но National Geographic — это бренд и достаточно статусная вещь.

Что входит в ваши обязанности?

Я главный редактор — я пишу. В основном это планирование выпуска журнала, подбор тем и авторов. Я работаю с редакторами, журналистами, арт-директором, дизайнерами, которые занимаются версткой, и самим выпуском — он выходит четыре раза в год.

Также я сам пишу, подбираю темы и делаю материалы на основе своих поездок. Я занимаюсь всем, что связано с путешествиями National Geographic в России.

Куда еще отправитесь в ближайшее время?

У меня в планах посетить Алтай.

Какой бы Вы дали совет местным жителям, которые за ежедневной рутиной не замечают прелести Калмыкии?

Безусловно, это обычная история — там, где мы живем, мы мало чего видим. Не хватает времени, постоянно спешим.

Бывает, что многие люди посещают какие-то места впервые, будучи местными жителями. Я, например, родился и вырос в Москве, и стараюсь осматривать все — это тоже интересно, но это можно выделить выходной день. Везде есть дороги, это несложно и не особо дорого. 

Поэтому я призываю всех не тратить время впустую, а пытаться максимально пользоваться моментами, чтобы посмотреть мир вокруг нас. Совершенно точно каждый найдет для себя что-то интересное и неожиданное.

Конкретно про Калмыкию сложно сказать, нужно больше времени, чтобы все посмотреть. Я бы с удовольствием хотел весной посмотреть тюльпаны, это в моих планах.

Могу посоветовать смотреть на мир максимально открытыми глазами. Я, например, постоянно нахожу что-то новое в Московской области, а здесь, во всей республике, еще больше можно найти.



Добавить комментарий

Комментарии публикуются после модерации.


Защитный код
Обновить