Бурятский журналист Октябрина Дамдинжапова рассказала о своей первой поездке в Калмыкию в 2016 году.

О том, что удивило журналиста infpol.ru в Калмыкии, читайте в путевых заметках «Братья по духу, вере и языку».


Как добирались

О калмыках я впервые узнала от… Александра Сергеевича Пушкина в школе, на уроке литературы, из его знаменитого стихотворения:

«Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык,

И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой

Тунгус, и друг степей калмык…»

Тогда учительница сказала, что калмыки похожи на нас, бурят, и являются родственным народом. И с того самого урока проникновенный «Памятник» Пушкина и вместе с ним гордые калмыки запомнились мне на всю жизнь…

Со школьной поры прошло много лет. И вот впервые еду в Элисту, столицу Калмыкии! Добираемся через Москву на Астрахань, здесь нас встречают в аэропорту калмыцкие друзья Владимир Тюрбеевич Очиров и Анатолий Михайлович Кекеев. На улице почти лето, все цветет и зеленеет! Теплый, слегка влажный воздух особенно приятен после сибирских весенних ветров.

Прежде чем трогаться в сторону Калмыкии, мы с интересом знакомимся с такой далекой от нас Астраханью. Легендарных астраханских арбузов, правда, на улицах не увидели, но зато постояли на берегу Волги. По реке неспешно проплывал пароход с вывеской «Ресторан «Поплавок», а на обтянутом камнем берегу горожане удили рыбу. На вопрос «Что ловите?», ответили: «Воблу»…

В Астрахани также посчастливилось увидеть знаменитый Кремль – старинную русскую крепость на высоком холме. Построили его после разгрома Иваном Грозным Астраханского ханства. На улицах много курсантов школьного возраста – здесь есть суворовское училище.

Держим дорогу на Элисту. Начинает моросить дождь, который постепенно переходит в ливень. От него становится даже радостно на душе – попали в настоящее лето!

На дороге войны

Ближе к границе Калмыкии дождь перестал лить, и выглянуло солнышко. Кругом открылись широченные степи, ровные, как стол, и фантастически бескрайние… Такой недосягаемо далекий горизонт вижу впервые. Друзья говорят, что в хорошую погоду из какой-то калмыцкой деревни можно увидеть даже Эльбрус.

Расстояние между населенными пунктами непривычно большое – тридцать-сорок километров. Кругом одни пастбища. Повсюду пасутся стада овец, даже порой кажется, что едем по монгольской степи. Через несколько километров встречаем большущее стадо верблюдов… Тут невольно вспоминаются «варвары» калмыки, воевавшие в составе русской армии против Наполеона. Бросаясь в атаку на своих боевых верблюдах, они наводили ужас не только на французских солдат, но и, главное, на их лошадей.

 

… Не верится, что эти прекрасные степи каких-то семь десятков лет назад топтал фашистский сапог. В 1942 году именно здесь, на дороге Элиста–Астрахань, шли ожесточенные сражения, а сама Калмыкия была почти полностью оккупирована немцами. Фашисты стремились захватить волжское водное сообщение, чтобы перерезать связь с Закавказьем, откуда поставлялись нефтепродукты.

По дороге останавливаемся перед мемориальным комплексом воинам 28-й армии, примерно в 2-х километрах от села Хулхута Яшкульского района Калмыкии. Именно в этих местах удалось остановить продвижение немцев на Астрахань и погнать их обратно, что стало переломным моментом в боях на Сталинградском фронте! Именно по этой дороге в числе беженцев, возможно, передвигался и знаменитый ученый-монголовед Николай Поппе, в одно время работавший в Улан-Удэ и, кстати, впервые сделавший описание аларского, агинского и баргузинского диалектов бурятского языка. Отправившись в эвакуацию в числе ученых из Ленинграда, он успел поработать в калмыцком университете. С приходом фашистов перебрался на Кавказ, где позже был схвачен и переправлен ими в Германию как ценный специалист немецкого происхождения.

– В детстве в какое-то время я жил в Хулхуте, – вспоминает наш друг Владимир Тюрбеевич. – Часто находили здесь всевозможные снаряды. Старики рассказывали, что немцы относились к калмыкам терпимо, зато бесчинствовали румыны. Чтобы спастись в безводной степи, немцы даже начали строить тут водоканалы.

Действительно, в калмыцких степях воды очень мало. Летом большинство небольших водоемов пересыхают и образуются солончаки, на которых проступает соль. Вдоль дороги много камыша выше человеческого роста. Местами встречаются песчаные барханы. Друзья говорят, что нередки здесь пыльные бури. А вообще калмыки шутят: у нас две погоды – полгода дуют ветра в одну сторону, а потом – в другую… Оказывается, ветра в жаркую погоду очень неприятны, они горячие, не освежают, а обжигают.

Когда приехали в Элисту, друзья купили нам ящик питьевой воды. Посоветовали не пользоваться местной – сильно минерализована.

Столица

Элиста оказалась небольшим уютным городом населением всего 100 000 человек. Когда прогуливались, все время казалось, что мы у себя в Бурятии. Калмыки, действительно, внешне не отличаются от бурят, друзья все говорили, мол, обязательно встретите здесь двойников своих знакомых. Что сразу бросается в глаза – титульная нация составляет в столице преобладающую часть населения.

Приятно удивила центральная площадь города. Ее украшает высокая красивая семиярусная пагода, под которой установлен большой буддийский молитвенный барабан-хурдэ. Неподалеку, обозревая крутящих хурдэ, стоит воинствующий атеист… Владимир Ленин. Но в отличие от улан-удэнского памятника – во весь рост. Вождя революции и пагоду разделяет невероятно высокий статный фонтан «Три лотоса», золотые лепестки которого глядят в небо.

На площади много туристов. Везде уютные лавочки. В одном месте плиты выложены в виде шахматной доски, на которой стоят большие фигуры. Люди увлеченно играют в шахматы…

 

На одной стороне площади расположен Дом правительства, где размещаются администрация главы республики и парламент, на другой, в здании бывшего обкома партии – корпус Калмыцкого госуниверситета. Так власть потеснилась в пользу знания и науки. Стоит отметить, что у калмыков, как и у бурят, по-прежнему в большом почете образование. Они с гордостью говорят, что по количеству образованных на число населения калмыки в России в передовых.

От площади вниз идет широкая аллея. По правую сторону от нее восседает Будда – статуя, над которой недавно совершил акт святотатства спортсмен из Дагестана, вызвав у местного населения волну негодования. Этот факт мгновенно собрал перед гостиницей толпы калмыков, которые известны горячим и гордым нравом. И только публичное извинение виновникапредотвратило разгоравшийся межэтнический конфликт.

Аллею с обеих сторон украшают высокие, красивые, в национальном стиле, фонари. Постепенно она приводит к величественным воротам «Алтн Босх», за которыми начинается уютный парк. Здесь мы увидели беломраморную скульптуру Белого старца – Цаган Аавы, который, оказывается, наиболее почитаем калмыками. В этом мы убедились не раз, встречая божество в самых разных местах города.

 

В парке также притягивает внимание скульптура сказителя в национальном костюме. Он полусидит и держит в левой руке домбру. Правая рука взметнулась вверх. Кажется, что улигершин сейчас коснется струн, и мы услышим его сказ. Это памятник ЭэлянуОвлы, благодаря которому сохранился знаменитый калмыцкий эпос «Джангар».

Незаметно мы пришли к величественному мемориальному комплексу героев Гражданской и Великой Отечественной войны, имена которых высечены на стене. Неподалеку горит Вечный огонь. Есть памятная доска с именами воинов-интернационалистов. Такой неожиданный маршрут пришелся нам по душе. Затем последовала аллея героев СССР, России и героев Социалистического труда. Центральное место занимает памятник калмыцкому военачальнику, Герою Советского Союза, участнику ВОВ Басану Бадьминовичу Городовикову. В мирное время он работал первым секретарем Калмыцкого обкома КПСС, стал практически национальным героем, который вместе с народом, вернувшимся с депортации, поднимал республику.

Едем по улицам Элисты. Обращает наше внимание преобладающее количество новых машин, и даже буквально блистают чистотой. «Калмыки относятся к машинам с душой, как к лошадям, берегут, лелеют. Калмык лучше будет сам ходить в лохмотьях, а на машине экономить не станет», – улыбаются знакомые. В отличие от большинства городов здесь нет автомобильных пробок. Добраться до работы из любой точки города занимает 10-15 минут.

Сити-Чесс

Друзья разместили нас в знаменитом Сити-Чесс – городе шахмат. Он был построен при Кирсане Илюмжинове в 1998 году к шахматной Олимпиаде в Элисте. Находится на окраине города. В буддийском мире известен тем, что именно здесь останавливался в свой последний приезд в Россию Его Святейшество Далай-лама XIV.

 

Центральное здание – Дворец шахмат, с виду весь стеклянный, имеет форму калмыцкой кибитки. В его холле на полу мы увидели три огромные шахматные доски, на которых стоят громадные фигуры. Здесь с удовольствием фотографируются туристы, что мы и сделали. На втором и третьем этажах располагается музей. Он удивил многочисленными диковинными коллекциями шахмат из самых разных материалов и на самые разные мотивы. Они все преподнесены музею в дар. На меня больше всего произвели впечатление шахматы из чистого золота и серебра, также «Политические шахматы» с фигурами Путина, Кастро, Каддафи и других известных персон.

 

Во дворе Сити-Чесс большое количество всевозможных коттеджей-гостиниц с разным количеством комнат, этажей, с мансардами, террасами и т.д.

 

Светила науки

За пять дней пребывания в Калмыкии мы познакомились с многими интересными людьми из самых разных сфер жизни: с политиками, бизнесменами, учеными,деятелями искусства, сельскими тружениками. И все они относились к нам очень тепло и приветливо, в шутку называли родней, делились порой самым сокровенным и наболевшим.

 

Одна из самых незабываемых встреч – с Прасковьей Эрдниевной Алексеевой, выдающимся калмыцким ученым, историком, библиографом. Автор 17 монографий, сотен статей по монголоведению в свои92 года продолжает работать в Калмыцком институте гуманитарных исследований РАН.

Ее мы застали в окружении библиотечных каталогов и картотек. Маленькая, сухонькая пожилая женщина, увидев нас, вежливо привстала. В ее глазах за толстыми стеклами очков, кажется, … целая эпоха.

Прасковья Эрдниевна работает в стенах института почти шестьдесят лет. Вернувшись на родину после депортации, она всю жизнь посвятила восстановлению исторического и культурного наследия Калмыкии, развитию академической науки в республике.

– Когда мы после 13 лет ссылки вернулись на родину, здесь царила разруха. В библиотечном фонде возобновившего работу института не оказалось ни одной книги, – с горечью вспоминает она те годы. – И я стала ездить в научные библиотеки разных городов: Казани, Саратова, Москвы, Ленинграда, разыскивая, выпрашивая книги, архивные материалы, касающиеся истории и культуры калмыков. Многие шли нам навстречу, помогали, чем могли.

В Ленинграде, например, Прасковья Алексеева выпросила уникальную книгу П.С. Палласа «Путешествие по разным провинциям Российского государства», изданную в Санкт-Петербурге в 1773-1778 годах. Также ей удалось раздобыть такие фундаментальные книги, как «Описание всех обитающих в российском государстве народов…» И. Георги, 1795-1799 годов, «Путешествие по России для исследования трех царств природы» С.Г. Гмелина и многие другие. Вспоминает, как долго она выпрашивала в Казани «Джангариаду», калмыцкий эпос. Теперь имеется в хранилище и героический эпос «Гесер» в ойратском варианте. Все эти сокровища являются сегодня гордостью научной библиотеки института. Также она смогла наладить тесные связи с библиотеками Монголии, Франции, США и др., пополняя архив изданиями по калмыцкому зарубежью.

Несмотря на преклонный возраст, П.Э. Алексеева легко передвигалась по залу и во всех подробностях рассказывала нам о своих «детищах»-книгах. В какой-то момент я вдруг почувствовала, что мои ноги сильно устали, и мне захотелось присесть. Но, глянув на старейшину, твердо стоявшую на ногах, я быстро распрощалась с этой постыдной мыслью…

– Прасковья Эрдниевна очень любит свою работу, – делится с нами Виктория Куканова, директор КИГИ РАН. – Приходит сюда в семь часов утра, говорит, что работа дает ей силы жить. Для всех она бесценный советник, консультант – к нам ведь приезжают историки, этнографы, филологи из разных городов и стран. Прасковья Эрдниевна знает на память, какие книги и документы в фондах имеются, где они лежат, какие данные в них содержатся…»

Беззаветный труд П. Алексеевой по достоинству ценят на родине: научная библиотека института носит ее имя, а два года назад, когда ее создательнице исполнилось 90 лет, в юбилейном мероприятии принял участие и глава Калмыкии А. Орлов. В адрес Прасковьи Алексеевой также поступила поздравительная телеграмма от Президента РФ В. Путина.

Во время встречи мы узнали что, сюда, в Калмыкию, приезжают аспиранты из Бурятии, Якутии и других регионов на защиту своих диссертаций. В то время, как в разных городах сокращают диссоветы, он успешно функционирует при Калмыцком госуниверситете, поддерживая такие редкие направления как монгольские языки, фольклор разных народов.

Также приезжают в Элисту из Бурятии к известному российскому лингвисту Валентину Рассадину. Доктор филологических наук, крупнейший специалист по диалектам и говорам бурятского языка, истории монгольских языков, целых 40 лет работал в Бурятском институте общественных наук СО АН СССР, а с 1992 по 2006 годы по совместительству был завкафедрой филологии Центральной Азии Восточного факультета БГУ.

Теперь В. Рассадин возглавляет Научный центр монголоведных и алтаистических исследований Калмыцкого госуниверситета, является профессором кафедры калмыцкого языка и монголистики.

Звезды искусства

Мы были приятно удивлены, что в Элисте хорошо знают наших бурятских оперных и эстрадных звезд.

 

–– На сцене калмыцкого театра часто выступали такие великие бурятские певцы, как Ким Базарсадаев, Дугаржаб Дашиев, Галина Шойдагбаева, Вячеслав Бальжинимаев, – рассказывал замминистра культуры и туризма Калмыкии Николай Санджиев. – Базарсадаев был приглашен в Элисту на главную роль в опере «Джангар». Также работал в Калмыкии режиссер бурятского драмтеатра Сергей Бальжанов. Он поставил спектакль «По велению вечного неба» о Чингисхане. Помню, чтобы получить особое разрешение свыше, он пригласил большого шамана и три дня совершал молебен…

Вообще надо отметить, что в прошлом сотрудничество бурятских и калмыцких деятелей искусства было очень тесным. Общие исторические корни, язык, обычаи и традиции, религия … К примеру, еще в 1970 году наш выдающийся композитор Жигжит Батуев создал балет по мотивам калмыцкого эпоса «Джангар» на сцене Бурятского театра оперы и балета. А в 1990 году первое исполнение оперы калмыцкого композитора Петра Чонкушова «Джангар» состоялось силами труппы Бурятского театра оперы и балета в Элисте.

Николай Джамбулович Санджиев поделился, что в 1990-е годы был в гостях в Еравне у нашего бурятского писателя Цокто Номтоева, и похвалился, что тот подарил ему на память свою фронтовую солдатскую ложку.

Приезд калмыцких артистов в Бурятию помнит сегодня и Чингис Гуруев, актер театра Бурдрамы. На днях он мне рассказал следующее:

– Остались очень трогательные воспоминания… Особенно с поездки на Байкал. Как только показалось озеро, калмыки выбежали из автобуса. Они пали перед Байкалом ниц на землю и до самого его берега, поклоняясь, делали простирания…

Чингис Цыренович также вспомнил другой случай:

– Мы жили в гостинице в Элисте и в номере возжгли благовония. Это было в 90-е годы. И как только работники гостиницы уловили их запах, постучались к нам в номер. В то время в Калмыкии буддийские благовония были дефицитом. Они выпросили их у нас со словами: вы у себя еще купите, а нам негде…

Возвращаясь к нашей поездке, отмечу, что калмыки проявили большой интерес к приезду бурятского писателя Алексея Гатапова, собравшись в большом зале Национальной библиотеки. Один из присутствующих рассказал случай, как он через знакомых в Улан-Удэ добывал роман А. Гатапова, но, к сожалению, так и не успел прочитать его – забрал друг из Кавказа. С тех пор не может догнать книгу. «Тэмуджин» гуляет по Кавказу!» – завершил он свое выступление…

Со слов замминистра по культуре Николая Санджиева, калмыки сотрудничают и с бурятским кинорежиссером Солбоном Лыгденовым: «Он обратился к нам с просьбой помочь ему в сборе материалов по 110-й калмыцкой кавдивизии. Ее подвиги войдут в фильм С. Лыгденова «321-я сибирская».

Тут стоит сказать, что по Великой Отечественной войне в Калмыкии действительно очень много материалов, поскольку там шли ожесточенные бои с немцами. В этом мы убедились, увидев внушительную коллекцию оружия времен ВОВ в Национальном музее имени Н.Н. Пальмова.

В завершение по культурной жизни Калмыкии дополню, что на сцене драмтеатра им Б. Басангова бывают очень интересные постановки. Одной из самых нашумевших считается «Девичья честь» по одноименной повести писателя калмыцкой эмиграции Санжи Балыкова. Спектакль о трагедии донских калмыков-казаков, воевавших на стороне белых.

Недавно, в апреле, в театре состоялась премьера музыкальной постановки «Я – Будда» о буддизме, его ценностях. Одним из почетных зрителей, кстати, был известный американский буддист, профессор Роберт Турман, отец голливудской звезды Умы Турман. В конце мая калмыцкий драмтеатр представит новый спектакль в Москве…