Сегодня республика отмечает 110-летие со дня рождения Б.Б. Городовикова. РИА Калмыкия расскажет о женщине, которой дорожил, и к которой трепетно относился сын калмыцкого народа. Вместе они прожили более 45 лет. Басан Бадьминович называл Нонну Санджи-Гаряевну начальником тыла. Какой была супруга выдающегося военачальника? Почему она решила оставить карьеру актрисы ради семьи, и был ли этот выбор труден для нее?

Нонна, в девичестве – Гаряева, родилась 17 апреля 1917 года в п. Калмыцкий Базар (п. Кануково) Приволжского улуса Астраханской области, в семье рабочего рыбозавода, по материалам книги «В памяти народа».

Все, кто знал Нонну, отмечал ее необычайную красоту. Светлана Убушиева, кандидат исторических наук, доцент, почётный работник общего образования РФ писала о ней:


«Это была красивая, невысокая, хрупкая женщина с восточным пионом лица, с гладко причесанными черными волосами с живыми карими глазами, со спокойным характером».


В беседе с корреспонденткой РИА Калмыкия Светлана Ивановна особенно отмечала характер супруги Басана Бадьминовича. Она не понаслышке знала эту пару: «Мы жили вместе в одном доме по улице Пионерская, дом 15. Они жили на третьем этаже, мы – на первом. Мой муж, Убушиев Алексей Кекеевич, работал в обкоме партии, где я тоже работала под руководством Басана Бадьминовича Городовикова. Мы хорошо знали их, общались. Нонна Гаряевна часто со мной гуляла по двору».

 

«Они очень любили детей, стариков. Если сядут рядом старики, они говорили: "Какие красивые наши бабушки калмычки!"»

 

– вспоминает она.

Совместные выходы супругов впечатляли людей. «Басан Бадьминович красиво ухаживал за ней. Он высокий, красивый, весь в орденах, и она – хрупкая, красивая, нарядная выходила из нашего подъезда и садилась в машину», – делится знакомая.

Чета Городовиковых не пропускала ни одной премьеры Национального драматического театра. Нонну тянуло к искусству, но так получилось, что связать свою жизнь со сценой ей не удалось.

Нонна Санджи-Гаряевна училась на медрабфаке. После она поступила в ГИТИС. В Москве она и встретила Басана Бадьминовича.

О том, как это произошло, рассказал РИА Калмыкия ветеран культуры и печати нашей республики Иван Басангов, который проработал с Городовиковым 14 лет.


«Тогда Басану Бадьминовичу было 27 лет, пора жениться. Ему подсказали, что в театральной труппе есть такая девушка Нонна. Он пришел, познакомился с ней. Вскоре они поженились».


– поведал Иван Нимгирович.

Молодожены после регистрации брака. Парк культуры им. Горького. Москва, 1938 г.

Так, студентка театрального института оставила мечту стать актрисой и посвятила себя мужу и семье. У них родилось трое детей: дочки Омльта, Бова и сын Басан. Супруга Басана Бадьминовича разделила с ним все тяготы судьбы офицера, генерала и руководителя республики.

Как военачальник переживал и заботился о семье в период войны, видно в письмах с фронта.

15 сентября 1941 г.:

«Здравствуй, моя любимая, славная Ноночка и мои любимые дочурки Мулька и Бовочка! …Только сегодня, 15-го сентября, у меня был праздник: получил от тебя открытку с несколькими словами, а самое главное это то, что я узнал Ваш адрес и что Вы все здоровы. Теперь я буду за вас спокоен. Сегодня же я тебе перевел по телеграфу 500 рублей, через некоторое время, дней через десять, переведу еще 500 рублей. Напиши, забрала ли ты денежный аттестат, который я тебе оставлял, помимо этого я тебе буду посылать все свое жалованье, которое я здесь получаю. Мне самое главное, чтобы Вы там ни в чем не нуждались.

…Напиши, как вы живете с мамой, как себя чувствует Мулька курносая, говорит ли она, вспоминает ли меня или забыла? Как себя чувствует Бовочка, выросла, наверно, стала уже большая – ей же уже пошел 7-й месяц».

Не позднее 15 июня 1942 г.:

«Дорогие мои! Уже 9-й месяц, как не вижу вас, но я уверен, что вы живы и здоровы и обеспечены материально неплохо. Если и есть трудности, надо их мужественно пережить. …Дела на фронте идут хорошо, враг теперь мечется то в одну сторону, то в другую, враг стал труслив, как заяц. Победа будет скоро за нами.

Мулька, наверно, стала большая. Уже, наверно, говорит хорошо. Интересно, она, наверно, меня не узнала бы, а Бова, та совсем, наверное, не узнала бы. Бова, наверно, толстушка большая и, наверно, ползает. В общем хочется всех вас посмотреть, как вы выглядите, и думаю, не далек тот час, когда я вновь увижу и крепко, крепко обниму».

Письма из Национального архива Калмыкии

 

Нонна Городовикова говорила Светлане Убушиевой:


«В те трудные годы, когда фруктов было мало, меня спасала морковь. Утром встану и начищу целую тарелку-вазу моркови. Мои дети выросли на ней. Видишь, какие богатыри у меня».


Семейная прогулка. Начало 1950-х гг.

Сын Басан рассказывал: «Для меня она была просто мама: добрая, понимающая, мудрая. Я не помню, чтобы в нашем доме кого-то из детей наказывали, со всеми были ровные отношения. А для отца мама была тем незаменимым человеком, который всю жизнь обеспечивал ему крепкий и надежный тыл».

Все время, пока супруг руководил республикой, Нонна Санджи-Гаряевна находилась с ним неотлучно. По словам знакомых, она утром провожала мужа на работу, одевала, сметала с него пылинки.

С женой, внучкой Леной и внуком Баиром. Элиста, конец 1960-х гг.

Как отмечает Светлана Убушиева, Нонна Городовикова никогда не вмешивалась в политические разговоры. Со знакомыми она говорила о семейном, бытовом: о своих детях, внуках, бывало, что-то советовала. Она была истинной калмычкой, знала все обычаи, обряды. Ее племянники отзывались, что тетя Нонна любила их всех, всегда приглашала на праздники, вкусно готовила и пекла.

В 1983 году не стало генерал-лейтенанта Б.Б. Городовикова. В 1995 г. умерла Нонна Санджи-Гаряевна. Она похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве, где покоятся Ока Иванович и Басан Бадьминович Городовиковы.


«Немалая доля Нонны Гаряевны заключается в том, что наша республика расцвела. Потому что она любила, берегла Басана Бадьминовича, и он все силы отдавал республике. Я думаю, Нонне Гаряевне надо отдать должное. Нужно о ней говорить и прославлять».


– заключила собеседница.