Ранее РИА Калмыкия писало, что на разведку нефти и газа в Калмыкии выделили 500 миллионов рублей. На Хаптагайском участке в Калмыкии проводятся геолого-геофизические работы для определения перспективных зон нефтегазонакопления. Подробнее рассказал о перспективах нефтегазоносности Калмыкии и поисковых работах, которые сейчас ведутся начальник отдела локального прогноза нефтегазоносности, профессор СГУ, эксперт РАН Игорь Орешкин.

Как Вы оцениваете перспективы нефтегазоносности Юго-Западной части Прикаспийской впадины, то есть территории Республики Калмыкия?


Основные перспективы Калмыкии по ресурсам нефтегазоносности в Юго-Западной части Прикаспийской впадины связаны с подсолевыми отложениями. Основная проблема здесь – большие глубины залегания продуктивных горизонтов. Но довольно перспективными являются и надсолевые отложения. Скопления нефти и газа здесь существенно меньше по запасам, по сравнению с подсолевыми, но и глубины их залегания значительно меньше, отсутствует сероводород, не отмечены высокие значения аномально высоких пластовых давлений.


С чем были связаны отрицательные результаты поисков залежей нефти и газа в Прикаспии Калмыкии?

Несколько причин. В советское время, так сложилось, что основные силы и средства в Прикаспии были сосредоточены на территории его Казахстанской части. После открытия Астраханского газоконденсатного месторождения, его разведка стала основным направлением у объединения «Нижневолжскгеология», а на поисковые работы в Калмыцкой и Астраханской частях региона не оставалось достаточных возможностей. Начиная с 90-х годов и по настоящее время основной причиной низких темпов поисково-разведочных работ является малая активность недропользователей, как правило, мелких, не имеющих достаточных финансовых возможностей для выполнения таких работ в требуемом объеме.

Многие исследователи недр Республики прогнозируют открытие достаточно крупных месторождений газа и конденсата в пределах территории Республики. Как Вы считаете, правдив ли такой прогноз?

По крайней мере, нет ни каких аргументов для отрицания таких прогнозов.

Могут ли недра Калмыкии скрывать в себе месторождения типа Астраханского газоконденсатного месторождения?

По размерам здесь мы не видим такого крупного объекта как Астраханский свод. Средние и возможно крупные газоконденсатные залежи – аналоги Астраханского месторождения вполне возможны. Но есть куда более интересные объекты в подсолевых отложениях северо-западного склона Сарпинского прогиба. Здесь наиболее вероятно открытие средних и, возможно, крупных залежей нефти, с большой долей вероятности не содержащих в попутных газах сероводород. Для обоснования такого прогноза пришлось бы прочитать целую лекцию для специалистов.

По вашему мнению, где надо в первую очередь искать залежи нефти и газа на территории Калмыкии?


Везде. Может быть, кроме крайнего севера республики. В геологии масса примеров, когда одни исследователи ставили «крест» на той или иной территории, а потом приходили другие геологи и открывали там полезные ископаемые.


Сколько по вашему мнению можно выявить нефтегазовых структур по результатам работ Внигни на Хаптагайском участке?

Эти работы нацелены на надсолевые отложения. А в этом случае главный вопрос не в количестве выявленных структур – потенциальных ловушек нефти и газа, а обосновании их продуктивности. Понятно, что такой прогноз желательно получить до бурения скважин, то есть выбрать наиболее перспективные из выявленных ловушек. С этой целью в данном проекте предусмотрены работы по бассейновому моделированию. В настоящее время ни одна серьезная компания не принимает решений на поисковое бурение без таких исследований. Главное -  их грамотное выполнение.

Почему на сегодня территория Республики Калмыкия не интересуют крупные нефтяные компании? С чем это связано?


Это нужно спрашивать в первую очередь у самих компаний. Для меня тоже довольно загадочная ситуация, когда крупные компании холодно относятся к перспективным для открытия крупных скоплений УВ в европейской части России со всеми её плюсами, по сравнению с Сибирью и, тем более, арктическим шельфом. Возможно основным, с их точки зрения, является наличие Астраханского ГКМ с высоким содержанием сероводорода и они ждут здесь, не только в пределах Калмыцкого Прикаспия, аналогов таких залежей, с которыми больше проблем чем прибыли? Но, как я сказал выше, здесь возможны более интересные открытия в плане состава их пластовых смесей. В частности бессернистые нефтяные залежи.


Действительно ли территория Республики Калмыкия осталась недоизученной в Советское время?

Конечно, в качестве примера можно привести «умирающий» нефтегазодобывающий регион России – Волго-Уральскую нефтегазоносную провинцию. Здесь с прошлого века начала падать годовая добыча и отставание годового прироста запасов от годовой добычи нефти. А в последние годы, в результате активизации поисково-разведочных работ, применения современных методов исследований, и добыча начала расти, и прирост запасов начал опережать годовую добычу.

Насколько сложно бурить скважины на УВ в условиях Калмыкии в сравнении с Сибирью?

На надсолевые отложения примерно также как и в Западной Сибири, а на подсолевые намного сложнее. Однако климатический фактор и инфраструктуры в условиях Калмыкии  значительно благоприятнее, по сравнению с Западной и Восточной Сибирью.  В Восточной Сибири буримость пород и скорость проходки не лучше, чем эти показатели для подсолевых (палеозойских) отложений Прикаспийского региона.

Существует ли необходимость в подготовке молодых кадров в области геологоразведки, разведки и добычи, если все мировые СМИ предрекают скорое отсутствие потребности в углеводородах в связи с внедрением электро и водородных технологий, когда двигателя внутреннего сгорания станут анохронизмом?

Подготовка молодых, высоко квалифицированных, а не бакалавров, кадров в области геологоразведки, разведки и добычи крайне важна и необходима. Что касается электро и водородных технологий то, в большинстве случаев, для их реализации нужно много исходной энергии, а уж особенно для получения чистого водорода. Ну и углеводороды как ценнейшее химическое сырье ни кто не отменял. Анахронизмом нефтегазовой отрасли и не пахнет.