Россия вместе с Ираном будет искать возможности обходить санкции Запада, заявил глава МИДа Сергей Лавров. Смена логистических направлений открывает новые перспективы для прикаспийских регионов РФ: Дагестана, Астраханской области и Калмыкии.

«В сложившейся ситуации нужно использовать те возможности, которые имеются. И мыслить с точки зрения экономической эффективности и инвестиционной отдачи проектов», – комментирует федеральной экспертной сети «Клуб Регионов» доктор экономических наук, академик РАЕН Валерий Абрамов.

По его словам, транспортный коридор с выходом на Иран и дальше станет хорошей альтернативой коридору «Запад – Восток». Иран сегодня – это своеобразный транспортный хаб, откуда российские товары идут в Индию , а также в другие страны Индийского океана. Главная задача заключается в том, чтобы через эти ответвления транспортных коридоров нарастить не только поток экспорта насыпных и наливных грузов, но и контейнерных перевозок.

«Наиболее подготовлены для перевалки и мультимодальных перевозок Оля и Махачкала, но и Лагань имеет возможность нарастить потенциальные объемы, поэтому будет задействовано несколько траекторий. В порту Оля уже проведен комплекс дноуглубительных работ, что позволяет увеличить осадку судов, которые будут доставлять грузы до Ирана. И сейчас рассматриваются варианты, связанные с построением порта в Калмыкии для расширения имеющихся возможностей», — рассказал Абрамов.

Главным преимуществом Лагани эксперты считают незамерзающие воды, в отличие от порта Оля, и потенциал для дальнейшего роста, в отличие от Махачкалинского порта, который ограничен городской застройкой. Развитие морского порта благодаря усилиям Главы Калмыкии Бату Хасикова в 2020 году включено в схему территориального планирования РФ в области федерального транспорта. Проект также стал частью Индивидуальной программы развития Калмыкии, которая утверждена Правительством РФ. Сложившаяся ситуация может ускорить реализацию проекта.

 Глава Калмыкии наряду с губернаторами Дагестана и Астраханской области получает «довольно сильный шанс нарастить инфраструктурное строительство, в первую очередь дороги, как региональные, так и федеральные», считает руководитель лаборатории социальных исследований Института региональных проблем Петр Кирьян. «Транссиб сегодня забит, и в этом есть значительный плюс для нового логистического направления. Но требуются существенная модернизация и расширение портовых мощностей на Каспии. И если серьезно начнут прорабатывать эти проекты, то нужно будет в кратчайшие сроки, за три–пять лет, существенно модернизировать всю эту структуру, чтобы не только принять, но и быстро обработать и вывезти грузы железной или автомобильной дорогой»,— поделился Кирьян.

 Ранее эксперты отмечали, что федеральное внимание к вопросу транспортной и логистической доступности Калмыкии связано как с необходимостью стимулировать экономику региона, так и с международными проектами создания транспортных коридоров по Югу России. Помимо строительства и ремонта автомобильных дорог за последние два года Калмыкии удалось расширить авиасообщение с двух до десяти направлений, а также восстановить железнодорожное сообщение: первым пассажирским направлением стало Черноморское побережье, сейчас идут переговоры о запуске поездов в Ростов и Москву. Уже сегодня очевидно, что те изменения, которые произошли за последние два–три года в транспортно-логистической отрасли Калмыкии, свидетельствуют о готовности республики встроиться в международный транспортный коридор.